2003 Евгений Атаров
   www.chess-express64.ru

Александр МОРОЗЕВИЧ:
  Неважно, сколько я проиграю выиграю еще больше!

  Вы давно уже не принимали участие в чемпионатах России с 1998 года, когда стали первым. Турнир в Красноярске принципиальное значение в спортивном плане?

Я не считаю, что в Красноярске играл в чемпионате, поскольку в этом турнире мы не определяли чемпиона России кто бы им ни стал, он не может им считаться. Начиная с чемпионатов Союза, последний из которых был в 1990 году, мы лишь раз определяли сильнейшего шахматиста. Это случилось в 1997 году, когда чемпионом стал Петр Свидлер. Остальные же 12 лет мы не определяли обладателя этого звания. Почему это происходило, очевидно, вопрос к федерации наверное, им это просто не нужно.

В каком же турнире вы принимали участие в Красноярске?

В самой обыкновенной швейцарке. Причем, швейцарке спринтерской, где идет лишь борьба за призы и за рейтинг. Для кого-то ценнее первое, для кого-то второе Я играл и за призы, и за рейтинг. Но за звание чемпиона России, ясное дело, мы не боролись.

Почему тогда в 97-м чемпион был определен?

В том турнире была нокаут-система и играли все сильнейшие. Нокаут и круговой турнир более спортивны, швейцарка не может быть спортивной просто по определению. Прежде всего, потому что количество белых и черных цветов у разных людей всегда разное.

Например, в Красноярске у Свидлера было 5 белых и 3 черных цвета (одна партия раcписная), а у меня пять черных. При такой системе кто-то заведомо оказывается в неравных условиях. Кроме того, 9 туров не та дистанция, на которой можно выявить лучшего. Например, рейтинговая верхушка просто не успела переиграть друг с другом

Слишком велика роль одной неудачной партии в какой-нибудь партии сделал что-нибудь не то, и наверстать это невозможно: будет либо плохой Бухгольц, либо плохое настроение, либо что-то еще. Почему нас заставляют играть в таком турнире я не знаю.

Если уж проводить все-таки швейцарку, то, ясно, она должна быть длинней 11, а еще лучше 13 туров. Ведь мы определяем чемпиона! Если просто разыгрывать призы, то можно обойтись и семью турами. Быстрей сыграли быстрей поехали домой. Или же надо вписать в положение, что в турнире должно быть четное количество туров с одинаковым распределением цветов для участников. А иначе все это бессмысленно

Как тогда относитесь к предложению тренерского совета провести следующий чемпионат (или, скажем, суперфинал)  по круговой системе  с участием 12 человек?

К идее отношусь хорошо, если предложат сыграть, отказываться не стану. Но хорошо бы перейти от идеи к делу. И хорошо бы перейти к финалу не на 12 человек, а на 20 если делать что-то, то серьезно. Конечно, проводить турниры-монстры, как в советские времена, на 20 с лишним шахматистов это чересчур, но 18-20 человек вполне нормально.

Очевидно, в таком турнире захотят сыграть 6-7 семисотников, добавить к ним человек 10 из отбора там действительно можно выявить сильнейшего игрока года. Опять же, на длинной дистанции практически нивелируется роль одной партии. Положим, ты был не в духе, тебя разбудил отбойный молоток в семь утра ты переживешь все это, если туров будет много. Особенно, если ты действительно уверен в себе.

А здесь: одна партия пошла не так и все. При этом можно набрать хороший плюс, доказать всем, что ты классный шахматист, но чемпионом тебе уже не стать!

Многие участники чемпионата Европы в Стамбуле жаловались, что швейцарка в 13 туров очень трудная дистанция, им не хватало сил

Я считаю, 11 это минимум. Те, кому трудно играть 13 туров, пусть играют в другие игры: шашки или домино. Если ты устаешь бегай по утрам, меньше пей, обливайся холодной водой, и тогда, глядишь, 13 туров покажутся тебе не такими тяжелыми. Хотя по ряду объективный причин я подошел к турниру не в лучшем состоянии, тем не менее, играл бы и 11, и 13 туров. Пусть для меня, может быть, в данный момент лучше 9.

Реально я опасался, что может не хватить сил и действительно провалил 5-й, 6-й и 7-й туры. Эти три партии против Свидлера, Мотылева и Яковенко я провел на очень низком уровне. Какое-то чудо, что набрал в них два очка у меня нет этому разумного объяснения. Нынче моя форма определяется тем, что я целый год не занимался шахматами

То есть, не занимался совсем?

Когда летом прошлого года я дал то памятное интервью, в котором сказал, что не собираюсь быть больше профессионалом, четко придерживался этого принципа. Годичный тайм-аут хорошо заметен по моим партиям: дебют я сегодня разыгрываю так, словно не имею о нем ни малейшего представления, и главная проблема перед чемпионатом заключалась как раз в том, что я действительно отстал. Все-таки за год люди сыграли много турниров и партий, провели немало дней на сборах на которых я уже давно не был.

Поэтому перед стартом у меня была очень непростая ситуация: то ли пытаться по ходу что-то срочно наверстывать, то ли пытаться на кривеньких схемах уносить ноги белыми получать худшую или равную позицию, а потом пытаться просто играть в шахматы.

Я избрал второй вариант. По тому же самому пути шел и в Биле Если посмотреть партии того турнира, в дебютном плане я стоял крайне подозрительно едва ли не в каждой партии. Но так как в Швейцарии не было шахматистов по-настоящему экстракласса (может быть таким в будущем станет Бакро потенциал у него очень большой, но все-таки на данный момент ему не хватает еще ряда качеств), мне удалось проскочить.

В Красноярске тоже проскочили, или отыграли турнир на морально-волевых?

Видимо, и то, и то. Плюс, как ни странно, люди отучились самостоятельно думать. Когда я играю что-то совсем уж не по стандарту, когда нужно проявить творческое начало, смотрю, многим это уже не под силу: минимум свежести в игре и у людей уже трудности. Так некоторые партии в Красноярске мне были отданы практически без борьбы. Например, Шипов в 4-м туре партия, по сути, не игралась, мне поставили очко в таблицу, а до этого Инаркиев Я не сделал ни одного гениального хода, играл более чем естественно мог бы сыграть такую же партию в блиц, а соперник буквально развалился.

В чем же проблема? Во всем виноват компьютер?

Да! Просто есть такая замечательная клавиша пробел. Это основная линия Фрица или другой программы. Все сегодня работают пробелами! Я же, не то чтобы работаю пробелами, я за год и от компьютера-то отвык. Поэтому всегда стремлюсь за доской получить какую-то самостоятельную позицию, где функция пробела отсутствует. Вот и все!

Иногда я пытался изображать из себя какого-то нормального шахматиста, играть по теории, но мне это не очень удавалось. Например, со Свидлером сыграл вариант, который в свое время довольно много анализировал. И более того, до какого-то момента мы шли по моему анализу. Но, оказалось, что вспомнить с доской я решительно ничего не мог.

Вы не разочарованы игрой своих соперников?

Не могу говорить так обо всех участниках. В Красноярске было сыграно немало странных партий, хотя отдельные люди играли хорошо. Многие страдали из-за большой разницы по времени и испытывали серьезные проблемы со сном. Те же, у которых игра не пошла, переключились на турнир Б дело это материально и энергозатратное, а потому на партии сил не хватало. Я же по старинке еще придерживаюсь спортивного режима.

Проблем с акклиматизацией не возникло?

Как ни странно, нет. Я был очень удивлен и очень рад этому факту. Вспоминаю, в Томске в 98-м, где была такая же разница во времени, перестроиться не сумел. И, несмотря ни на то, что набрал те же 7 из 9, испытывал огромные проблемы со сном и с общим самочувствием. Для акклиматизации хватило единственной партии с Илюшиным в первом туре. Ее играть я действительно не мог: чуть не проспал встал за полчаса до партии. Как сумасшедший прилетел на тур, ничего не соображал в один момент проигрывал почти форсированно. Проиграй я эту партию, турнир мог бы сложиться совсем по-другому

Со стороны турнир представляется гонкой между вами и Морозевичем

Забавная гонка! И кто же в итоге пришел первым?

Ох, у меня в Красноярске, видимо, тоже проблемы со сном конечно же, гонка со Свидлером! Почему именно вы вдвоем оказались так далеко впереди?

Петя находился в отличной форме. Это было видно: он играл очень принципиально и жестко. Весь этот год Свидлер находится на подъеме, думаю, в ближайшее время он не раз огорчит сильных соперников. Плюс, как мы знаем, на чемпионатах России он играет особенно хорошо, а швейцарки его родная стихия Не знаю, как он адаптируется к круговым турнирам, в которых ему предстоит играть, но здесь он исключительно силен.

Перед турниром считал за первое место будут бороться Свидлер, Грищук, еще кто-нибудь. Что до меня, еще раз повторюсь, две партии с Мотылевым и Яковенко были отданы мне просто так. Может быть, это какое-то вмешательство свыше, поскольку в обоих я играл плохо, но после таких подарков грех было не воспользоваться своим шансом.

Нет ощущения, что, став любителем, стало легче настраиваться на борьбу?

Возможно. Играю я редко и вообще не перегружаю себя занятиями шахматами. Отсюда больше спокойствия и легкость. Раньше считал, что обязан много заниматься, ездить на сборы, чего-то хотеть Сейчас стал относиться к этому гораздо проще и у меня просто раскрепостилось творческое начало. Иногда это может аукнуться семью поражениями, как было в Монако, но может возвратиться и 12 победами там же. Если присмотреться, в последнее время я играю все турниры практически без ничьих! Либо выиграл, либо проиграл. Если не ошибаюсь, соотношение побед и поражений в этом году: +40-14

То есть просто играете в свое удовольствие?

  Примерно так. А что? Сейчас мне не надо ничего особенного от этой жизни. А играть  стало гораздо легче. Плюс, у меня все-таки есть колоссальное преимущество перед игроками типа Халифмана или Дреева они панически бояться проиграть партию, я же нет. Мой девиз, как в свое время у футболистов Бразилии: Вы забьете, сколько сможете, а мы сколько захотим! Неважно, сколько я проиграю выиграю еще больше!

А если вновь окажетесь на орбите Больших призов? Опять придется работать, чтобы не ударить лицом в грязь, или год назад черта была подведена окончательно?

Даже не знаю. Творчество хорошо до определенных пределов. Дело в том, что лимит позиций, в которых я смогу творить с первого хода, в какой-то момент будет исчерпан.

Например, я приглашен в Вейк-ан-Зее. Причем, приглашение получил еще до Биля и Красноярска видимо организаторы турнира обратили внимание на мою игру в Монако. Как ни печально, думаю, к нему придется готовиться: опять поехать на какой-нибудь нудный сбор, пригласить помощников, обложиться компьютерами и информаторами Но с другой стороны, я к этому, в принципе, готов за год так чудесно отдохнул и наверстал многое из того, чем никогда не занимался, целиком поглощенный шахматами.

Сейчас у меня есть главное свежесть восприятия. Представить себе: всю жизнь занимаешься одним и тем же, и вдруг делаешь годичный перерыв только играешь. В какой-то момент в игре появляется неожиданная свежесть. В одних и тех же позициях кроме правильных ходов, начинаешь видеть и те, которые никогда не придут в голову твоему сопернику. За счет этого можно удивлять! Ведь сейчас молодые шахматисты изучают теорию пробелами я же все чаще и чаще задумываюсь над вторым ходом, над третьим